29 августа 2008, 15:19
Свинина - самое популярное в мире мясо. Ее на планете производится 100 миллионов тонн. Половину съедают китайцы. Мы выпускаем всего немногим более миллиона, еще почти столько же закупаем за границей. Но вот ведь фантастика: при этом наши крестьяне не могут выращенную свинину продать. Представители свиноводческой отрасли уже заявляют, что производство стало избыточным. Закупочные цены падают, крестьяне разоряются. Почему? Чтобы выяснить это, корреспондент "Известий" отправилась в рейд по деревням Воронежской области вместе с перекупщиком.

Едим, как африканцы

На дело собрались за полночь. До этого весь вечер Виталий Сошин (фамилия изменена, и вы скоро поймете, почему) куда-то названивал и матерился так, что у корреспондента "Известий" завяли уши. А ведь представился "без пяти минут" дипломатом! На самом деле в дипакадемии он отучился всего год, в начале девяностых переквалифицировался в перекупщики - ездит по деревням, скупает мясо и перепродает его горожанам втридорога.

Виталику не по душе такой взгляд на его карьеру. Он говорит, что мясной бизнес - один из самых сложных. Нельзя просто сесть в машину, поехать в село, купить тушу и перепродать ее. За пятнадцать лет бизнесмен повидал немало людей, которые поплатились разорением за свою излишнюю самоуверенность.

У Сошина постоянные клиенты в деревнях, 15% мясного товарооборота на одном из городских рынков Воронежа и три подпольных цеха по производству "фирменной" колбасы. А еще у него красивый трехэтажный дом на Дону, новый "Ленд Крузер", счет "на черный день" и кусочек земли на Кипре. Все это, важничает Сошин, нажито тяжелым трудом.

Виталик завел колымагу с самодельной будкой, и мы поехали к тем самым производителям, которых он только что обматерил по телефону.

В бывшие колхозы Сошин не суется - скота там мало, районное начальство бить не разрешает.

- А я бы всех свиней хоть сейчас на бойню, - в сердцах сказал Геннадий Платонов, директор крупнейшего когда-то откормочного комплекса, к которому Виталик все-таки завернул по дружбе. - Обожрали напрочь! Тонна комбикорма - шесть тысяч, а за килограмм живого веса дают сорок рублей. Куда это годится?

В годы планового хозяйства на комплексе таких проблем не знали. Тогда все решалось просто: комбикорм закупался на нефтедоллары и конвертировался в колбасу. Сейчас предпочитают закупать сразу колбасу. Колхозы выпали за ненужностью.

Платонов распахнул ворота. По комплексу, рассчитанному на семь тысяч голов, скиталось штук сто заморенных свиней.

- Вот! - торжествующе сказал директор. - Поэтому в стране не статистика, а сплошная печаль. Американец съедает 130 килограммов мяса, а мы рекордными темпами приближаемся к Африке, где годовое потребление 20 килограммов.

Кстати, в личном хозяйстве Платонова, в отличие от голодающего комплекса, свинки упитанные. У него сын - фермер, выращивает зерно, отсюда прочная кормовая база.

Ножик на Хавронью

Таких вот частников Сошин и окучивает. По его наблюдениям, они гораздо быстрее избавились от идеологических переживаний. Те, кто хочет заработать, еще до нацпроектов своим умом дошли, что мясо может приносить семье неплохую прибыль.

- Где-то с 97-го года начался бум, - говорит он. - Замычало, захрюкало, а то в село хоть не заезжай - пусто.

По словам Виталика, "инвестирование просто просилось в деревню". Ей и дали. Инвестирование заключалось в том, что перекупщики - не все, разумеется, а настоящие патриоты отечественного животноводства - стали субсидировать крестьянские подворья. Короче, давали деньги на закупку молодняка и кормов. Правда при расчете, хозяину доставались рожки да ножки, но обоюдная выгода все равно получилась.

- Сошин и сейчас, когда надо, не отказывает, - рассказывал глава семейства Божаевых из деревни Михайловка. - Можно, конечно, и кредит взять в банке, но уж очень много мороки - справки, поручители. Пока бегаешь, свинарник завалится. С Виталиком проще: дал десять тысяч на ремонт - через полгода я боровком рассчитался. Голова, ливер, ноги - все нам осталось, холодца наделали на всю зиму.

Деревенские жители практически не закладывают в расходы собственный труд. Я попыталась узнать, сколько стоит вырастить живность на подворье. Люди пожимали плечами: недешево. Но точно не знают. Бухгалтерии не обучены. Кое-какие расчеты "по телкам" принесла только Галина Божаева. К весне семья вырастила четырех двухгодовалых бычков, вес каждого 200 кг. Все мясо продали Виталику за 90 000 рублей. Сумма вроде бы неплохая, но в прошлом году в районе было мало зерна, пришлось ездить за 100 километров к фермерам, наем машины обошелся в 5000 рублей. Отруби покупали у коммерсанта, который сам сюда приезжает, но "за сервис" приходится платить на 15% дороже. На корма ушло примерно 20 000 рублей. Еще 500 затратили на обогрев телятника, 300 - на электроэнергию, 1700 - на лекарства и кормовые добавки, 900 - на ремонт крыши.

- Чистый доход тысяч пятьдесят, - подсчитала Галина. - Четыре тысячи в месяц - мечта, а не зарплата, у нас нигде больше не получишь.

Телятина на рынке в Воронеже по 200 рублей за килограмм. Продавали бы сами - озолотились.

- Пробовали, - говорит женщина, - чуть без штанов не остались. Всем дай - санэпидстанции, милиции, дирекции рынка, рубщикам, еще какие-то проверяющие без конца, аренда прилавка 700 рублей в день, холодильник - тысяча, ночь в гостинице - две пятьсот... Лучше уж перекупщикам отдавать. В два раза дешевле, но они и забивают сами. Мы к Виталику привыкли.

Конкурентов Виталик не опасается. Во-первых, у него репутация "хорошего парня", во-вторых, деревня не любит чужаков. Лет пять назад они здорово облапошили три двора - люди остались и без скота, и без денег. Сошин выручил.

В Васильевке возбужденные сделкой граждане чуть не с ночи обсуждали способы убоя и точили ножи на несчастную Хавронью. К приезду Виталика свинья окончательно озверела. Пришлось забивать и разделывать скотину самому.

Пробовать Хавронью он отказался, хотя хозяин уже жарил оставленный для себя кусок. Виталик в это время взвешивал тушу по частям. Весов в деревне нет, он возит свои. Похоже, народ в курсе, что они подкручены на пару-троечку килограммов.

- Все так делают, - подмигнул наблюдавший за взвешиванием мужичок. - Забой - не задаром. Плюс накладные расходы.

Под одобрительные возгласы Виталик их как раз и выставил. Три бутылки "Столичной". Ажиотаж вокруг процесса продажи мяса коммерсант приветствует и поощряет. Задобренные жители сразу вспоминают, что у них тоже есть скот на убой, и Сошин оперативно договаривается о дате очередной сделки.

Почему мясокомбинат "пашет" на импорте

Соседний мясокомбинат принимает скот по лучшей цене, но крестьяне с обидой говорят, что туда лучше не соваться - могут, не глядя, развернуть, признав свинину "некондицией". Почему так?

- Они вырастили жир и хотят на этом заработать, - заявил корреспонденту "Известий" замдиректора, назвавшийся Василием Павловичем. - Но жир никому не нужен, и переработчику, и потребителю требуется постная свинина. За килограмм такого сырья мы готовы платить и по 55 рублей, но его в области просто нет.

Мясокомбинат "пашет" на импорте: мясо приходит уже разделанным, замороженным и упакованным в брикеты. Никаких хлопот - запускай в переработку, и все. Однако странно: производство свинины в стране растет, государство дает подсобным хозяйствам льготные кредиты, а деваться крестьянину со своим мясом некуда - всюду привозное: то из Дании, то из Бразилии.

- Нам, чтобы конкурировать с импортной продукцией, необходимо сначала решить проблемы с качеством российской свинины, - прокомментировали ситуацию в Национальной мясной ассоциации. - Пока мы будем во всем винить импорт, свиноводы так и будут удивляться, почему никто не хочет покупать их товар.

По мнению экспертов, государство, выделив огромные средства на субсидирование животноводства, почему-то забыло организовать разветвленную систему обучения фермеров. Вот и продолжают они откармливать свиней до 150 килограммов - и хрюшка от собственной тяжести ног не таскает, и сальная свинина на рынке не востребована. А, например, на американских свиноводов работают десятки университетов и более ста интернет-сайтов. У каждого фермера - "свиной" справочник в полторы тысячи страниц. Глядя на родимых производителей, я, честно говоря, с большим трудом представила их за чтением хотя бы десятистраничной брошюрки.

- Какой еще рацион? - вылупил глаза дядя Саша Кубышкин, у которого во дворе не свиньи, а настоящие бегемоты. - Что есть, то и сожрут. Ну жирные, а что это за свинья без сала? У меня свой стандарт - чтоб шпик в ладонь толщиной.

Вот поэтому дядя Саша навеки повязан с перекупщиком Виталием Сошиным, который не брезгует ни салом, ни шкурой.

Колбасный дух

К семи утра набили будку тушами. Следующий этап - клеймение мяса. Но это, по словам Виталика, "мелочи жизни".

Основная суета - доставка товара на рынок. Весь маршрут надо просчитать так, чтобы товар прибыл к началу покупательского спроса. Летом легко прогореть. Если доставка задерживается, то мясо "с запашком" Виталик прямиком везет к себе в колбасный цех.

Во время нашей совместной операции жара стояла несусветная, две туши пришлось приговорить на колбасу. Напарник взял с меня слово, что я под страхом смерти не выдам месторасположение производства. Для конспирации цеха располагаются в обыкновенных деревенских хатах. Снаружи все как обычно: скособоченные ставни, поваленный плетень, внутри - шведское оборудование.

Шведы как знали, что российские перекупщики будут производить колбасу подпольно. Миниатюрный цех, даже если его закрывают, в течение нескольких часов разворачивается в другом месте. Сошин в этом году переезжал три раза. Гоняет налоговая.

Виталик считает, что "им и так жирно". Произведения своего труда он реализует на 20-30 процентов дешевле, чем стоит аналогичная продукция крупных мясокомбинатов. Покупатели кошельком голосуют за "самопал", что позволяет Виталику ощущать себя по меньшей мере социальным благодетелем. Хотя низкая цена объясняется достаточно просто: подпольщик не тратит денег на упаковку, рекламу и не связывается с магазинами, предпочитая мелкооптовые рынки. Качество? "Лучше, чем у мясокомбината, - уверяет Виталий. - Все натуральное, без сои, из добавок - чеснок, соль и перец, ну еще шкурки для упругости".

Не рискнула попробовать.

По экспертным оценкам, 25-30 процентов от общих объемов мясных изделий приходится на теневые колбасные заводики, которых даже в Москве тысячи, а в провинции и вовсе не сосчитать. Бороться с таким производством сложно, выиграть у них ценовую конкуренцию - тоже. А главный козырь - отечественное сырье. Если оно, конечно, не протухнет по дороге.

Конец цепочки

Самая большая проблема при транспортировке - вечно голодная милиция. Нас за поездку остановили трижды. Виталик вписал в расходы 600 рублей и 10 кг мяса. Бывает, останавливают "идейные". Проверят документы и, если все в порядке, отпускают с миром.

Наконец добрались до базара. На Виталика торгуют, в основном, родственники. Так в этом бизнесе заведено. Но есть и нанятые продавцы. Он им платит символически - по четыре тысячи. За месяц они зарабатывают 15-20 тысяч, благодаря все тем же весам и хитростям при разделке туш. Наценка на продукцию раза в три превышает закупочную стоимость. Виталику приходится платить за холодильник, за места, за хорошее к себе отношение, просто платить, чтобы не обидеть людей, но в итоге он остается с прибылью, которой с лихвой хватает на безбедную жизнь.

Он прогнозирует, что так будет бесконечно долго. Мясной бизнес не умрет никогда. Но сам Виталик больше любит рыбу. Она полезнее. А вот почему рыба дороже мяса, посоветовал спросить у тех, кто занимается ее перепродажей.

Кого растить выгоднее?

Самым рентабельным в России является производство курятины. Одна курица, поглощая 2 кг корма, дает 1 кг привеса. Себестоимость килограмма куриного мяса составляет 6-8 рублей. На втором месте - свинина. На каждые скормленные 3 кг кормов свинья дает 1 кг привеса. Себестоимость мяса - 12-18 рублей за килограмм в зависимости от эффективности производства, издержек и качества мяса. Себестоимость производства свинины в России - самая высокая в мире. В большинстве хозяйств для получения килограмма мяса используют 5-6 кг комбикорма (для сравнения: в странах Евросоюза этот показатель не превышает 3 кг).
Источник: finiz.ru

Также в разделе:

Воронежская область: В Бобровском районе открылся свиноводческий комплекс на 43 тыс голов...

Воронежская область: На въезде в поселки Калачеевского района установили дезбарьеры против АЧС...

Под Воронежем животноводы не верят ветеринарам, обнаружившим в их посёлках очаги АЧС...

В Воронежской области за 9 месяцев снято с реализации 245 партий свинины и продуктов её переработки...

В Воронежской области открылся селекционно-генетический центр по племенному свиноводству...

Воронежская область: АЧС не прошла проверку...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.